пятница, 8 августа 2008 г.

Сельскохозяйственные аспекты обустройства России

Памяти М.И.Лапшина, основателя

Аграрной партии России посвящается.





Суть предложений:

Предлагается новая форма пополнения Стабилизационного фонда России в виде государственных, то есть льготных или беспроцентных по отношению к инфляции кредитов на развитие сельского хозяйства. Гарантировать стопроцентную сохранность государственных вложений в этом случае нельзя. Но вот на возвращение 90-95% денег определённую гарантию дать можно. Разумеется, при условии, что сами кредиты будут выделяться не в регионы вообще, а в конкретные районы и при выполнении районными властями трёх предварительных и обязательных требований:

[1.] На уровне отдельно взятых районов, претендующих на получение льготных кредитов, необходимо осуществить ряд вполне определённых и стандартных мероприятий по радикальному усилению государственной защиты бизнеса (не только сельскохозяйственного) от любых уголовных посягательств.

[2.] На уровне тех же самых районов должна быть в абсолютно новом качестве восстановлена советская система управления сельхоз производством. Восстановлена не как альтернатива, а как разумное дополнение к существующему ныне производству, и восстановлена местными органами исполнительной власти.
"Управление в абсолютно новом качестве" подразумевает:

а) - договорные отношения местной власти с непосредственным производителем,

б) - координацию или кооперацию действий отдельных производителей сельхоз продукции внутри района,

в) - круглогодичную реализацию сельхоз продукции вне района через собственные торговые точки или иные каналы сбыта,

г) - материальную и вполне официальную заинтересованность чиновников районной администрации в конечном результате коллективного труда.

[3.] Возвращение старых кредитов непременное и обязательное условие для получения новых. Другими словами, необходимо с самого начала чётко отделить государственную помощь от государственного кредитования в рамках формирования Стабфонда России. Сколь бедственным ни являлось бы положение того или иного района, купленный в кредит трактор или комбайн, если они работают, должны за 2, 3 или 4 года полностью окупаться.

______________________________________




Детализация 1-го и главного пункта:

Радикальное усиление государственной защиты бизнеса в регионах подразумевает следующие мероприятия:

Во-первых, на всех дорогах, на всех въездах и выездах из того или иного района, претендующего на государственные, то есть беспроцентные по отношению к инфляции кредиты, должны быть организованы постоянные или временные блокпосты. Это значит, что при введении в районе плана "Перехват", двое или трое штатных сотрудников милиции, проживающих неподалёку, в течение пяти, максимум десяти минут собираются у блокпоста в виде шлагбаума на дороге, перекрывают его и начинают тотальную проверку всех машин, выезжающих из района. Наличие помимо оружия и средств связи, служебной собаки и бронежилетов у сотрудников милиции является не желательным, а обязательным условием.

Во-вторых, при введении плана "Перехват" абсолютно то же самое (только без перекрывания движения) происходит на всех железнодорожных станциях или ж.д. платформах в границах района.

В-третьих, - это ускорение того, что происходит и сейчас, то есть более оперативный выезд наряда милиции непосредственно на место криминального происшествия. Сотовый телефон, - редкость каких-нибудь 10-15 лет назад, сегодня - доступное, надёжное и оперативное средство связи населения с правоохранительными органами. А вот ускорение выезда наряда возможно за счёт штатных или нештатных сотрудников милиции проживающих неподалёку.

Теперь немножко занудно о том, для чего всё это нужно.

В уголовной среде уже лет 20, как наладилась «хорошая» кооперация, при которой местные уголовники взимают дань с местных же фермеров (и не только с них), а проблемы с взиманием, если таковые возникают, решаются руками преимущественно заезжих уголовников или «гастролёров». И наоборот, когда сами местные уголовники отправляются «на гастроли» в отдалённые регионы. Ну, то есть кооперация такая существовала всегда; тотальных и чудовищных масштабов она достигла к концу перестройки. И если в начале 90-х ещё существовали некие иллюзии относительно того, что механизм уголовного крышевания в России обретёт цивилизованные формы и заработает, то сегодня со всей определённостью можно сказать лишь одно: в условиях сельской местности 15 лет развивается этот механизм и, с такими темпами, ещё 115 лет развиваться будет.

То же самое можно сформулировать иначе: задачи, на решение которых для нормальных людей и в нормальных условиях достаточно двух, максимум трёх пятилеток, под уголовниками будут решаться не 2 и не 3, а 23 пятилетки кряду. Спросите: почему? - да, потому что уголовники в силу своего особого психологического склада народ специфический, народ, в большинстве своём любящий пилить сук, на котором сам же сидит и паразитирует. Потому, что простому человеку дав им палец, очень легко остаться без руки. И причина низкой деловой и предпринимательской активности граждан, особенно на селе, она именно в этом, - в нежелании людей становиться объектами вымогательства, грабежа и разбоя. Да, и косвенная причина пьянства, как ни странно прозвучит, в том же... Плюс в полном отсутствии надежд на какие-либо перемены к лучшему.

Резюмируем вышесказанное: реализация плана «Перехват», который в крупных городах напоминает суетливый поиск иголки в стогу сена, в сельской местности – напротив, может оказаться весьма эффективным заслоном для уголовников, поскольку именно в сельской местности возможна фиксация не только всех машин, но и всех лиц, проезжающих через КПП. Если Государственная Дума законодательно разрешит оперативную видеосъёмку всех лиц на КПП во время действия плана «Перехват», то определить в дальнейшем среди них преступников для потерпевших не составит большого труда. Установление ранее судимых граждан или ранее угнанных машин по оперативной базе данных, - вопрос вообще сугубо технический.

Кое-что о важности отдельных деталей, например, в экипировке сотрудников милиции.

Служебная собака и бронежилет, это дополнительный шанс остаться в живых при проверке документов как на автодороге у блокпоста, так и на железнодорожной станции. Ведь не секрет, что право первого выстрела, как правило, у преступника. Не секрет и то, что отдельным преступникам терять нечего, - высшая мера для них уже не зависит от количества убитых ими людей. Хорошо обученная собака берёт первый, а иногда и второй выстрел на себя. А значит, у её хозяина и его напарника появляется шанс успеть передёрнуть затвор и открыть ответный огонь на поражение. Бронежилеты ещё больше увеличивают эти шансы, поскольку большинство преступников вооружены не автоматами Калашникова или винтовками, а пистолетами. Поэтому повторюсь: наличие служебной собаки и бронежилетов у сотрудников милиции является не желательным, а обязательным, непременным условием.

Теперь главный и наиболее трудный, наиболее неприятный вопрос:

«Где государству взять деньги для силового укрепления вертикали власти на районном или "кондопожском" уровне?» - ведь кредитами, даже долгосрочными, тут не обойтись.

И вот здесь я (хоть и без необходимой в таких случаях уверенности) мог бы предложить то новое, что по сути своей, есть хорошо забытое старое: Облигации Долгосрочного Государственного Займа.

Почему облигации и почему именно долгосрочные?

Потому, что если часть заработка милиционеру выплачивать не деньгами, а облигациями, инфляцию это скорее всего не подстегнёт. Потому, что вера в краткосрочные государственные займы подорвана, а в долгосрочные, мне кажется, ещё верят. Потому ещё, что когда в райцентре начнётся масштабное и капитальное многоэтажное строительство (а начнётся оно в силу значительно большей рентабельности обязательно, не через 15, так через 115 лет ), то облигации вполне могут пригодиться для приватизации сотрудниками милиции всей выделяемой им жилплощади или его части. То есть государство, в лице районных властей, будет возвращать долги не деньгами, а квадратными метрами жилплощади. Главное, чтобы люди поверили, что будет это через 15, а не через 115 лет. Чтобы поверили даже не столько в государство, сколько в самих себя.


_____________________________________


Детализация и пояснения ко 2-му пункту предложений:

Начиная с 90-х и по сей день в вопросах развития сельского хозяйства преобладает столыпинский подход. То есть основная ставка делается на развитие индивидуальных, автономных и не зависящих напрямую от государства, фермерских хозяйств; на поощрение личной предпринимательской активности граждан. Всё это, в общем и целом, правильно. Однако не будем забывать, что 70 лет советской власти не могли пройти бесследно. Количество предприимчивых граждан на селе и в начале прошлого столетия было не так уж велико, а в начале нынешнего и подавно. Безусловно, со сменой поколений ситуация может и должна измениться. Но процесс этот долгий. Да, и насколько разумно сегодня полностью отказываться от дополнительных и, для сельских регионов России, в общем-то, традиционных, коллективных методов хозяйствования? Учитывая, к тому же, что в буквальном смысле коллективными они становятся, как правило, только на период посевной кампании и уборочной страды. Впрочем, по-порядку и на конкретном примере.

Имеется, допустим, в каком-то районе какая-нибудь деревенька или село, где проживает с полдюжины относительно трудоспособных мужиков. Безработица там сегодня, если говорить честно, почти стопроцентная. И деревушек таких «беспереспективных» в каждом районе десятки. И было бы, согласитесь, очень неплохо, если ещё зимой в деревню приехал чиновник из местной районной администрации и сообщил, что у района появился новенький трактор, который, в принципе, мог бы весною какую-то часть землицы у деревни-то взять и распахать. А если селяне (мужики, то есть) посеют в этой земле картошку, то мог бы этот трактор её же потом и окучить. Осенью закупочная цена будет такая-то, весною такая-то (то есть, с учётом хранения, уже несколько большая).

Если всё пойдёт хорошо, и каждому из мужиков будет распахано и засеяно хотя бы по полтора-два гектара земли, то летом селянки, вооружившись ручными пылесосами, станут собирать колорадского жука, гарантируя тем самым не только высокую урожайность, но, за счёт экономии на ядовитых, дорогостоящих инсектицидах, и экологическую чистоту будущего урожая. А наиболее трудоспособные селяне тем временем строят индивидуальные овощехранилища, - это что-то вроде просторного, хорошо утеплённого гаража для грузовика, со стеллажами внутри. Выделяемые государством кредиты доходят до них из райцентра исключительно в виде щебня, песка, цемента, досок и других строительных материалов. Ближе к осени в этой и соседних деревнях и сёлах объявляют месячный «сухой закон», - на основании того, что именно этот месяц «год кормит». И труженики полей объединяются на этой, абстинентной основе в полеводческие бригады для коллективного а, значит, гораздо более эффективного сбора урожая. То есть, из района от администрации приходит уже не только трактор, но и картофелеуборочный комбайн, и пара грузовиков для перевозки урожая в частные овощехранилища. Те, кто не успел его построить, не успел выкопать даже временный бурт, продают району картофель со своего земельного надела сразу. Кто успел - весной и подороже, учитывая, что весной цена на рынке за 60-70 тонн картофеля (то есть с двух-трёх гектаров земли) - примерно 1 миллион рублей.

Для чего, спросите, необходима такая занудная конкретика? - для того, чтобы прикинуть (для начала в уме): сколько таких миллионов можно собрать по районам, по областям-губерниям и по стране в целом. Для того ещё, чтобы более отчётливо не только осознать, но и прочувствовать необходимость организационных мероприятий со стороны государства. Государства, разумеется, не в лице руководителей Национального проекта, а непосредственно в лице районных властей. Тот же договор о закупочных ценах на картошку с районной администрацией или со случайным заезжим перекупщиком, - это ведь абсолютно разные вещи. И вещи, если хорошенько вдуматься, для сегодняшнего, для текущего момента, ключевые. Ведь если такая, предварительная договорённость с местной властью станет реальностью, если появится пусть короткая, на 1 год, но вполне реальная и ясная перспектива, то, возможно, и жители деревень и сёл перестанут, наконец, валять дурака. То есть при помощи лопаты заниматься натуральным хозяйством, разгоняя между делом облака. Ведь в нынешний, в постсоветский период, людей, способных самостоятельно организовывать свой бизнес, по-прежнему значительно меньше тех, кто в состоянии работать только по трудовому договору с государством и на взаимовыгодной основе.

Особо и ещё раз подчеркну: речь не о возрождении прежней райкомовской госплановой системы. Речь именно о договорной, взаимовыгодной основе для госбюджета, бюджетов районов и областей, и для семейных бюджетов миллионов и миллионов, в общем-то, неплохих, вполне трудоспособных, просто ещё недостаточно инициативных граждан. Именно государство в лице районных властей должно проявить инициативу и сделать первый, самый важный шаг им навстречу. После этого и о самих гражданах легче будет судить не вообще, а в частности, то есть вполне персонально. И чиновнику администрации, курирующему свой собственный сектор в районе, судить об этом сподручнее, - кому можно, а кому не можно доверить государственный кредит; то есть, кто из селян его использует и вернёт, а кто пропьёт.

Что же касается своей собственной торговой точки, то есть магазина в Москве, в Петербурге или в любом областном центре, где власти осуществляют реализацию выращенной в их районе продукции, - на это мероприятие никаких кредитов со стороны государства выделять не нужно. На том простом основании, что если местная власть не в состоянии самостоятельно решить даже эту проблему, - проблему сбыта, - то ни о каких льготных для неё кредитах и речи быть не может. Речь может идти только об адресной и незамедлительной государственной помощи населению района. Например, в виде досрочных перевыборов местного руководства.

Если забегать немного вперёд и говорить о перспективах развития, то для сохранения высоких цен на сельхоз продукцию необходим выход на иностранные рынки, - и это тоже исключительно личная забота и головная боль областной или районной администрации. Ведь Интернет, даже при нынешнем его коммуникативном качестве, - средство и необходимое, и вполне достаточное для решения этих и многих других проблем роста и развития. Найти людей в районе, в области, в той же Москве или Петербурге, в совершенстве владеющих не только русскоязычным, но и отдельными иноязычными секторами Интернета, - сегодня если для кого-то и проблема, то исключительно надуманная.

По поводу материальной и вполне официальной заинтересованности чиновников:

Допустить и по-возможности законодательно чётко регламентировать материальную заинтересованность чиновников районной администрации. То есть, прописать тот процент от ежегодной прибыли торговой точки, который чиновники могут класть себе в карман на вполне законных основаниях. Другими словами, для чиновников существует минимальная заработная плата и существует некий премиальный фонд, который напрямую зависит от уровня доходов торговой точки и района в целом. Премиальный фонд может в несколько раз превышать фонд фиксированной заработной платы чиновников, - по сути, менеджеров, уж, коль скоро речь идёт о работе в рамках рыночной, а не прежней госплановой системы. Менеджеров, у которых от председателя колхоза должно быть, наверное, больше, чем от обычного чиновника-функционера.

_________________________________


Детализация 3 пункта,

…да, и сам вопрос о необходимости чёткого и обязательного разграничения государственной помощи и государственного кредитования, - целиком в компетенции специалистов. В связи с этим позволю себе ещё некоторые дополнения к первому и действительно главному пункту предложений.

____________________________________

Например, относительно: «…возвращать милиционерам долги не деньгами»

Строительство многоэтажных домов со всей инфраструктурой осуществляется своим собственным районным или областным СМУ (строительно-монтажным управлением). Другого способа снижения цены квадратного метра с московско-рыночных 4000-5000$ до человеческих и разумных 400-500$, по-моему, не существует. А в роли заказчика выступают жилищные кооперативы, основу которых в первую очередь будут составлять местные же труженики полей. Плюс сам райцентр, которому изначально принадлежит 25-30% квартир, принадлежит как плата за выделяемую под строительство городскую землю.

Почему в первую очередь труженики полей? - да, потому, что сельская местность, с её близостью к земле и единением с природой уж очень хороша, особенно в летний, не очень дождливый период. И хороша она не столько своими среднерусскими красотами, сколько реальной возможностью зарабатывать деньги. Дополнительную, эксклюзивную, я бы сказал: «толстовскую» прелесть составляет сам факт сезонности фермерского труда (за исключением животноводства), что означает возможность получения любого заочного высшего образования в зимний период.

Телевизионно-лирическое отступление:

К сожалению наше родное, до слёз любимое и не зависимое ни от кого Российское телевидение к этому «толстовскому» обстоятельству абсолютно равнодушно, как, впрочем, и к сельскому хозяйству, и к сельскому быту. Равнодушие настолько глубокое, как будто людей на ЦТ набирали исключительно из провинции, то есть со стойким, до третьего колена, иммунитетом к любым аграрно-промышленным аспектам нашего бытия; набирали и сразу же ориентировали на Западное TV. Но, поскольку в действительности всё было не так, можно надеяться, что сие лишь временный "заскок" в чужую реальность. И хотя бы 1 образовательный канал с лекциями, семинарами, лабораторными демонстрациями на Российском TV, наконец-таки, появится. Появится, возможно, уже без дублирования всеобщего и обязательного среднего образования, как это было у брежневских телевизионных саботажников, для которых халтура являлась основным средством скрытой, непримиримой борьбы с ненавистным коммунистическим режимом и доведением его, коммунистического, "до ручки".

Но времена, слава Богу, изменились. Нынешняя информационно-развлекательная рутина, незаметно сменившая рутину идеологическую, кому-то из её творцов рано ли, поздно ли, но осточертеет обязательно (не может не осточертеть). И тут уже либо спиться, либо сдохнуть как отдельным останкинским мухам от тоски, либо начать что-то действительно новое, полезное и разумное делать. И если не на специальном, то хоть на нынешних TV-каналах, хоть для какого-то разнообразия, может в ночном эфире отдельные циклы образовательных передач, а также курсы лекций и семинаров всё же появятся. А значит, хотя бы у полутора-двух процентов населения (преимущественно сельского) появится, во-первых, хороший стимул купить видеомагнитофон для автоматической записи ночных передач по расписанию. А, во-вторых, реальный шанс уже на следующий день или вечер не только расширить, но и углубить своё образование, в случае с лекциями - систематическое. По крайней мере, прецеденты с Гордоном или Капицей, например, да и сам факт их эпизодического появления на Российском телевидении вселяет определённую надежду и оптимизм.



Радует также (не может не радовать) отсутствие в сельском хозяйстве острой необходимости к кому-либо наниматься и что-либо отрабатывать, - работаешь сам на себя и по своему или Гидрометцентра усмотрению. Бесспорным преимуществом является большая, чем в городе, востребованность именно мужицких рук и головы, что (при условии отсутствия в мужицкой голове алкоголя) делает семейные отношения значительно более гармоничными. Словом, всё хорошо, однако старики должны держаться от этой "левитано-саврасовской красоты" и "столыпинских прелестей свободного, созидательного труда" как можно дальше и проживать им лучше всего в городах или посёлках городского типа. И независимо от того, прилетели уже грачи или не прилетели, чтобы и отопление центральное, безо всяких там дров, и удобства не во дворе, и поликлиника, чтоб поблизости, и аптека, и булочная и проч., и проч.

Весь мой постылый жизненный опыт, вперемешку с тягостными, тоскливыми воспоминаниями об одиноких деревенских старухах (большинство из которых, подозреваю, «бледную, в саване, с косой» по-прежнему если не с радостью греховной, то со своим противоестественным умиротворением встречает); так вот, опыт подсказывает, что всё должно быть по-другому. То есть: чтобы фермерские хозяйства (при отсутствии собственных наследников и продолжателей дела) вместе с домом продавались чужим, продавались молодым. Продавались как уже отлаженный механизм для зарабатывания денег и продавались в кредит, с рассрочкой платежей на 5, 10 или 15 лет. (К примеру: плодоносящий сад в 100-150 яблонь зимних сортов с овощехранилищем на 15-20 тонн, пчелиный улей на чердаке для весеннего опыления и бытовка для 2-3 осенних помощников из города, - это уже неплохо отлаженный механизм, при котором сентябрьский заработок только помощников не менее 1000$ на человека). А пожилые люди должны не «грани стирать между городом и деревней», но вступать в жилищно-строительные кооперативы и перебираться в районный или областной центр. Летом если так уж приспичит трудиться, то исключительно на собственных 6-соточных участках. И чтоб любая старушка хоть раз в жизни могла купить себе билет на «…ба-альшой-такой аероплан и улететь атседа к едрене-Фене». Чтобы хоть на старости не по телевизору, а собственными глазами увидеть не среднерусские, а иные красоты.

Главное, чтобы люди на селе поверили, - возможно всё: и прекрасные асфальтированные дороги до каждой деревни. И дешёвый, ничем не ограниченный доступ к Интернету в каждой избе. (Кстати, если в деревеньке пользуются сотовыми телефонами, это значит, что доступ к Интернету там уже есть. А значит благодаря GPRS/EDGE в ночные часы и со спутниковой тарелкой 1 Мб информации стоит 2-3 цента (загрузка, например, этой страницы обойдётся в 5 копеек); без тарелки чуть больше, 10-15 центов). И, наконец, упомянутая городская квартира, - если владеешь языком, - да, хоть в Лондоне, хоть в Париже, хоть в Рио-де-Жанейро. И если взяться сообща, а не поодиночке, то может так быть уже через 10-15, а не через 100-115 лет. Главное, чтобы поверили граждане и гражданки, россияне и россиянки даже не столько в государство (которое в отличие от 90-х пусть с трудом, пусть со скрипом, со скрежетом, но поворачивается-таки к ним лицом), сколько в самих себя.

Я больше того скажу: если бы моя фамилия была Абрамович, то в нескольких десятках, а может и сотнях районных центров Российской Федерации, при местных домах культуры или непосредственно в школах появились бы компьютерный и автомобильный кружки. В одном ребята обучались бы работе с компьютером, установке и переустановке ОС, прикладных программ, драйверов, а также самостоятельному подключению ПК к Интернету через мобильный телефон. То есть, образно выражаясь, учились бы самостоятельно прорубать своё-собственное окошко в мир. В другом кружке изучали бы ПДД, техническую часть и получали бы не только навыки практического вождения машины, но, к 18-ти годам, и полноценное водительское удостоверение. По окончании школы подросток может не иметь ни собственного компьютера, ни авто. Но, получив соответствующие навыки, пощупав собственными руками не только «клаву» компьютерную, но и «баранку» автомобильную, имея, наконец, водительское удостоверение в кармане, он (я почти уверен в этом) не станет тупо, по скотски пропивать свою жизнь, как это делают его, допустим, папа, дядя и некоторые дальние родственники. То есть сын, имея пусть маленькую, но вполне конкретную, вполне осязаемую мечту и цель, откажется от сиюминутной радости своего родителя, от его убогого, страусино-песочного компромисса между «to be» и «not to be». А, значит, нарушится связь времён и поколений, прервётся порочная многовековая ликёроводочная эстафета.

Если бы моя фамилия была Медведев или Путин, то компьютерный и автомобильный кружки появились бы во всех без исключения районных центрах Российской Федерации, а также во всех детских домах. А всем несогласным я бы спокойно объяснил, что планета, мол, и так перенаселена. Что если бы плотность заселения Земли соответствовала бы нашей внутри-российской, то не было бы сегодня никаких проблем с энергоресурсами. И ещё лет 200-300 не было бы. А, значит, не нам нужно увеличивать, а мировому сообществу необходимо разумно сокращать свою численность. Процесс этот в Европе, да и во многих других местах уже давно пошёл своим ходом. Нам же все свои силы и средства необходимо направить на изменение качественных, а не количественных показателей. И не нужно, мол, сограждане, как одержимые уродов «плодить»!

«Плодить», разумеется, в переносном смысле. Люди не родятся моральными уродами, они ими становятся до 5-ти лет, - вот главный постулат! Вот печка, от которой необходимо плясать и, очевидно, как пчёлке в улье или как Марису Лиепе в "Большом", средствами хореографической пластики передавать основную свою мысль. Слов мои соплеменники и соотечественники, боюсь, уже не воспринимают. Но я их за это не виню. Все мы, так или иначе, вольно или невольно, жертвы не одной, а сразу двух чудовищных революций - Великой Октябрьской и Великой Сексуальной. И всё это в гораздо большей степени грустно, чем смешно, - кто бы там, на Западе, чего бы про нас тут не говорил.





Комментариев нет: